Рейдерская атака на компанию

Чем опасен номинальный директор

Как трасты помогут «скрыть» реальных собственников

Какие положения устава помогут рейдеру

 

Рейдерские атаки, недружественные поглощения, корпоративные захваты - это, пожалуй, самые обсуждаемые темы в последнее время. Для юриста они интересны уже тем, что, зная, как это происходит на практике, при первых признаках атаки будет легче спрогнозировать развитие ситуации и вовремя поставить необходимые барьеры.

 

Главные вопросы, которые возникают: как это вообще возможно? Какие недочеты в защите собственности становятся фатальными и влекут потерю активов? В чем заключается сам захват, когда юристам приступить к защите, какими способами и в каких формах?

 

В этой статье мы рассмотрели несколько «популярных» сценариев недружественных действий по отношению к владельцам бизнеса. На деле тактика рейдера зависит от множества причин и обстоятельств. Но одно можно утверждать смело: обнаруженные рейдером слабые места и ошибки, допущенные в документах и при принятии решений, пренебрежительное отношение к формальностям при проведении общих собраний и другие мелочи значительно облегчат ему задачу.

 

Номинальный директор - оружие в руках рейдера

 

Все компании стремятся снизить свою нагрузку. До сих пор, несмотря на усилия налоговиков, распространенным способом оптимизации налогообложения является завышение затрат и уход от НДС. В этих целях владельцы компаний покупают или создают «технические» конторы (так называемые фирмы-однодневки). Их основное назначение - прогон по счетам больших денежных потоков, после чего следует ликвидация.

 

Этот сервис заключается в том, что гражданин, обозначенный в документах как директор, явится в банк для того, чтобы открыть расчетный счет организации, распишется в присутствии сотрудника банка в карточке с образцами подписей, подпишет доверенность на право получить у банка дискету с системой «Банк-Клиент». Помимо этого директор будет расписываться в документах бухгалтерской и налоговой отчетности.

 

Рейдер, узнав о компании с номинальным директором, начинает собирать о ней информацию, пытается установить истинных владельцев. Используя предоставленные законом и своими связями возможности и при минимальных финансовых затратах рейдер в течение нескольких часов сможет не только получить выписку из ЕГРЮЛ и копию устава организации, но также бухгалтерскую отчетность и, что самое неприятное, - выписку по банковскому счету. Для этого надо всего лишь убедить номинального директора сходить в банк и запросить сведения по счету. Сотрудник банка, удостоверившись в том, что перед ним действительный директор, без труда предоставит такую информацию.

 

Если рейдер увидит, что на счете компании находится значительная денежная сумма или если обороты по счету за небольшой период покажутся ему интересными, он перейдет к действию. С номинальным директором проводится небольшая разъяснительная работа, в ходе которой ему внушают, что распорядиться средствами, находящимися на счете в банке, -его законное право, которое никто не сможет оспорить. Еще одним аргументом послужит то обстоятельство, что найти основания для привлечения номинального директора к уголовной ответственности за подпись на расчетном документе в оплату по мнимой сделке практически невозможно. Эти и другие аргументы рейдера чаще всего оказываются действенными и номинальный директор, прихватив с собой паспорт, направляется в банк с платежным поручением. Реквизиты получателя заботливо предоставлены рейдером, печать изготовлена в ближайшей мастерской, а бухгалтера в организации нет, поэтому достаточно только первой подписи. Если все реквизиты платежного поручения заполнены правильно, а назначение платежа не вызывает вопросов, банк принимает платежное поручение к исполнению.

 

После того как деньги ушли со счета, отыскать и вернуть их становится практически невозможно. Существует множество вариантов для того, чтобы спрятать следы похищенных безналичных денег навсегда.

 

Как защититься. Единственный способ спасти деньги - это отозвать платежное поручение до того, как оно будет исполнено банком. В принципе это возможно. Проблема в том, что заявление на отзыв платежки может подписать только руководитель организации или иное лицо, которому предоставлено право первой подписи. Если это лицо будет сотрудником компании, которой открывается банковский счет, то банк попросит представить приказ о его назначении на должность и предоставлении ему права первой подписи. Если такое лицо сотрудником компании не является, то в банк представляется доверенность от организации - владельца счета, подписанная директором. Подобная предосторожность позволит в случае попытки хищения денежных средств с банковского счета своевременно отозвать платежное поручение.

 

Если по какой-то причине право подписи расчетных документов принадлежит только номинальному директору, а несанкционированная платежка уже принята к исполнению, можно попробовать довести до менеджмента банка в письменной форме информацию о том, что платежное поручение подписало лицо, чьи полномочия как директора организации прекращены за день до даты составления расчетного документа. Для этого «задним числом» делают соответствующий протокол собрания учредителей и отвозят в банк для ознакомления. Но шансы на успех, к сожалению, значительно снижаются, если и учредитель «технической» компании - номинальный и посторонний человек, предоставленный теми же профессиональными регистраторами.

 

Фальсификация изменений в учредительные документы

 

Информация, содержащаяся в Едином государственном реестре юридических лиц, является открытой. Любой гражданин (в том числе рейдер), уплатив госпошлину, может обратиться в налоговую инспекцию, осуществляющую государственную регистрацию юридических лиц, по местонахождению интересующей компании, и получить выписку из ЕГРЮЛ и копии ее учредительных документов.

 

Изучив эти документы, рейдер может подделать изменения и представить в налоговую для регистрации. Собственный директор может стать пособником рейдера.

 

Невнимательное отношение к положениям устава может спровоцировать недружественные действия не только со стороны внешнего врага, но и со стороны «своего» директора.

 

Возьмем пример, как директор, используя полномочия, предоставленные ему уставом и внутренними документами (или отсутствием таких документов), причиняет компании значительные убытки. Допустим, компания осуществляет поставки строительных материалов в магазины и на рынки. Товар закупает у оптовиков, с которыми уже сложились нормальные рабочие отношения. Однако по каким-то надуманным причинам директор отказывается от договора с одним или несколькими поставщиками и заключает контракт с доселе неизвестной компанией. Договор предусматривает поставку крупной партии товара на внушительную сумму, оплата которой должна быть произведена авансом в размере 100 процентов. Директор отдает распоряжение оплатить счет, выставленный новым контрагентом, деньги уходят с расчетного счета. В установленный договором срок сотрудники компании направляются на склад поставщика и с удивлением обнаруживают вместо склада жилой дом. На телефонные звонки и письма никто не отвечает. Поставщик оказывается обычной однодневкой. Деньги, уплаченные за несуществующий товар, транзитом прошли через несколько счетов в различных банках и растворились в небытие. Мало этого, магазины, закупающие товар, начинают предъявлять претензии за нарушение сроков поставок или вовсе отказываются от сотрудничества, кое-кто из них требует уплатить довольно существенную неустойку. Причем удар нанесен не только по финансовому положению компании, но также и по ее деловой репутации.

 

Владельцы могут, конечно, попытаться возбудить уголовное дело, но после проведенной правоохранительными органами проверки (ст. 144 УПК РФ) скорее всего вам откажут в возбуждении в связи с тем, что хозяйственные споры рассматриваются арбитражными судами. К сожалению, доводы о том, что ущерб компании был причинен именно вследствие мошеннических действий третьих лиц, вряд ли убедят следователя. Доказать причастность к случившемуся директора затруднительно, потому что для этого надо быть уверенным в его заинтересованности. Конечно, можно попытаться возложить на него материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации (ст. 277 ТК РФ). Вопрос в том, как доказать, что действия директора, заключившего договор с неизвестным юридическим лицом, являются виновными. Скорее всего его действия квалифицируют как нормальный предпринимательский риск. Тем более что формально он не вышел за пределы полномочий, определенных уставом.

 

Масштабы ущерба, причиненного компании, могут быть многократно увеличены, если директор действует под руководством профессионального рейдера. Подобный тандем способен довести компанию до банкротства и потери ликвидных активов путем создания искусственных задолженностей и обременения имущества правами третьих лиц.

 

Как защититься. Задача юриста, который действует в интересах владельцев компании, состоит в том, чтобы как можно более детально проработать вопросы компетенции наемного руководителя, чтобы оградить владельца бизнеса от возможных злоупотреблений.

 

Во-первых, при разработке проекта устава стоит уделить особое внимание компетенции органов управления, созданию системы сдерживания и противовесов. Безусловно, перераспределение полномочий в пользу руководителя позволяет организации оперативно решать многие вопросы, поскольку процедура организации и проведения общего собрания акционеров (участников) слишком формализована. Но ведь законодательством предусмотрена и такая форма проведения собрания, как заочное голосование. Все, что для этого нужно, - это положение или иной внутренний документ, который будет предусматривать способы уведомления участников и другие обязательные вопросы, определенные законом.

 

Во-вторых, можно распределить компетенцию органов так, чтобы вопросы о заключении обществом сделки, связанной с недвижимостью, вне зависимости от суммы сделки и стоимости имущества или имущественных прав входили в компетенцию общего собрания акционеров (участников) или совета директоров.

 

И, наконец, в-третьих, в целях предупреждения захвата кресла руководителя рейдером в уставе должны быть требования, предъявляемые к директору. Например, что на должность директора может быть избрано лицо, проработавшее в компании на руководящих должностях не менее одного года (или условия о наличии специальных знаний, квалификации, образования).

 

Недружественные поглощения с использованием пороков в учредительных документах

 

Если в учредительных документах не скорректированы диспозитивные нормы закона, это даст возможность рейдеру на законных основаниях «проникнуть» в компанию.

 

Представим себе ситуацию: у компании (ООО) в собственности находится нежилое помещение в центре города. Общество состоит из четырех участников - физических лиц, доли которых равны между собой. Один из участников общества является и его руководителем. Остальные - его друзья и сомнений вроде как не вызывают.

 

В один прекрасный день в адрес компании приходит письмо с уведомлением о вручении за подписью лица, фамилия которого никому ничего не говорит. В письме сообщается, что это лицо приобрело долю в уставном капитале общества и теперь является его полноправным участником. В качестве доказательства состоявшейся уступки доли новоявленный участник представляет копию договора дарения между ним и теперь уже бывшим участником, в благонадежности которого никто не сомневался. Почему именно дарение? Потому что в этом случае не применяются нормы закона о преимущественном праве покупки доли других участников (ст. 21 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ). Уведомление получено, а значит, права лица, подписавшего письмо, как участника уже возникли (п. 6 ст. 21 закона). Рейдер, получивший такой дар, всего лишь воспользовался возможностью, предоставленной уставом, потому что в нем не было ограничения на прием в общество третьих лиц. А участник, подаривший свою долю рейдеру, формально ничего не нарушил.

 

Дальнейшее развитие событий зависит только от целей, стоящих перед рейдером. Недружественный участник способен буквально завалить компанию исками с требованиями о признании решений общего собрания недействительными, о признании недействительными сделок и так далее. Можно лишь предположить, что начнет рейдер с требования о представлении ему документов о деятельности компании в соответствии со статьей 8 закона. Если порядок предоставления информации учредительными документами специально не оговорен, рейдер теоретически вправе заявить о предоставлении любой информации и документации общества для ознакомления. Последствия доступа к этим документам, как правило, носят плачевный характер (бесконечные иски об оспаривании общих собраний, существенных корпоративных действий, давление на других участников, разжигание корпоративных конфликтов и т. д.). И все по закону!

 

Как защититься. Что делать, если на территорию проник враг? Пожалуй, можно посоветовать объявить «итальянскую забастовку» - делать все в строгом соответствии с законом и инструкциями, не давать рейдеру новых поводов обжаловать действия органов управления общества в судах. В повестку дня общего собрания акционеров в зависимости от расстановки сил можно порекомендовать включить следующие вопросы:

 

1) об избрании руководителя общества - таким образом, будут подтверждены полномочия действующего директора или назначено другое лицо, заслуживающее доверие. Решение принимается простым большинством голосов от общего числа голосов участников (если иное количество голосов не предусмотрено уставом);

 

2) об изменении устава общества. В качестве предлога для этого можно воспользоваться необходимостью внести сведения о новом участнике в учредительные документы. При этом стоит попытаться перекрыть в уставе все возможные лазейки проникнуть в органы управления общества.

 

3) об изменении учредительного договора. Предлог тот же, что и в предыдущем пункте, но решение принимается всеми участниками единогласно. Конечно, есть вероятность того, что рейдер проголосует против. Но попробовать все-таки стоит - он может не придать значение нужным компании формальным корректировкам;

 

4) о заключении обществом взаимосвязанных крупных сделок, направленных на получение кредита (займа) под залог недвижимого имущества. Можно договориться с дружественным компании банком или иным лицом о предоставлении обществу кредита (займа), обеспечением обязательств по которому станет залог принадлежащего компании нежилого помещения, на которое нацелен рейдер. Решение принимается простым большинством голосов.

 

Возможно, что в результате этих мер рейдер потеряет к компании интерес или снизит размер своих требований до разумного предела.

 

Как рейдер может получить подлинную подпись директора или владельца

 

Конечно, рейдер может подтасовать (изменить, потерять) документы столь искусно, что владельцы компании могут остаться без актива. Но если рейдер получит «подарок» в виде реальной подписи директора, то в этом случае могущество захватчиков поистине безгранично. Ведь без реальных подписей действия рейдера уголовно наказуемы.

 

В случае же с реальной подписью доказать что-либо в суде пострадавшей стороне будет крайне сложно.

 

Любой документ или даже просто чистый лист с подписью может легко превратиться в договор на отчуждение актива или доли в уставном капитале компании.

 

Трасты или фонды могут помочь защититься от неправосудного судебного решения

 

Редкая рейдерская атака возможна без подложного или заведомо неправосудного судебного решения. Например, ЗАО приобретает некий процент акций ОАО, которое владеет крупным объектом недвижимости. Затем проводится внеочередное собрание, на котором переизбирается гендиректор ОАО. У ОАО могут неожиданно появиться долги, обеспеченные залогом этого здания, а также решение арбитражного суда другого региона (впоследствии выяснится, что фальшивое) об обращении взыскания на заложенное имущество. Приставы верят этому решению, оно исполняется - они вторгаются на территорию ОАО с тем, чтобы узаконить правление нового гендиректора. В результате у здания ОАО появляется новыйвладелец.

 

С одной стороны, даже теоретически защититься от неправомерного судебного решения невозможно. Но если говорить о «статистике» неправосудных судебных решений в отношении российских компаний за последние 5-8 лет, то их количество «зашкалит» за тысячу. В то время как в отношении компаний-нерезидентов, владеющих российскими активами, таких случаев можно припомнить не более полутора десятков, а в отношении трастов - их не зафиксировано вовсе! Вывод напрашивается сам - активы, «завешанные» на нерезидентный траст, гораздо более защищены.